Освящение воды на Крещение на Славянском курортеЗдравница Донецкого края — Славянский курорт — с мо­мента своего зарождения до начала XX века являла собой при­мер благотворительной деятельности и милосердия.

Безусловно, эти качества были воспитаны в наших предках глубокой верой.

Благотворительность — это не обязательно денежные пожертво­вания или другая материальная помощь, главное, чтобы челове­ческое сердце не оставалось равнодушным к беде и страданиям ближнего.

Именно благодаря состраданию и желанию облегчить чужую боль в 1836 году военный врач в отставке Яковлев, обнаружив це­лебные свойства Репного озера, стал лечить его водами больных отставных солдат.

Средств к учреждению специального лечебно­го заведения он не имел, а действовал по собственному благому намерению. Удивительно, что промыслом свыше это намерение было усмотрено, и в 1840 году лечиться на Славянские воды при­ехал, выйдя в отставку, генерал-майор Василий Константинович Панютин.

Здесь необходимо хотя бы вкратце рассказать об этом выдаю­щемся филантропе и попечителе бедных, о котором нужно писать отдельную книгу.

Василий Константинович, сам происходя из обедневших дворян Черниговской губернии, с восемнадцати лет, в 1806 году, поступил на государственную службу канцеляристом в Тульское губернское правление.

Там он прослужил в скромном чине коллежского регистратора до начала Отечественной войны 1812 года. Молодой человек сразу же вступил в ряды Тульского ополчения и был зачислен прапорщиком.

До 1814 года Панютин в составе ополчения участвовал в военных действиях, пока по собственному желанию не был переведен корнетом в Литовский уланский полк, и, почувствовав склонность к военной службе, уже не помышлял о возвращении на гражданскую.

На новом месте молодой офицер проявил таланты и без всякой протекции стал быстро продвигаться в чинах — к 1817 году он уже был штабс-ротмистром.

Но вскоре успех был омрачен: увлекшись распространенной в военной среде карточной игрой, Панютин проиграл до четырех тысяч казенных денег… Что было делать?

Принеся покаяние, он отбросил в сторону предрассудки о нераз­глашении растраты и с надеждой, что повинную голову не секут, обратился непосредственно к императору Александру I с проше­нием… взять у государя эти деньги в долг, и обещал последующей службой своей сделаться достойным таковой монаршей милости.

Обратился, как сын к отцу, и получил отцовскую милость: монарх не отказал ему в своей помощи — и это благое деяние принесло обильные плоды.

Панютин не только службой исполнил данное обещание, но и сам на всем жизненном пути проявлял милосердие и активную помощь всем нуждающимся.

Так, в 1818 году, возвращаясь их Харьковской губернии, где покупал ремонтных лошадей для Сибирского уланского полка, он встретил 25 тысяч малороссийских казаков, переселяемых в Черноморию.

Они пребывали в самом бедственном положении, и Панютин немедленно написал об этом Малороссийскому генерал-губернатору князю Репнину, который не замедлил поблагодарить его за эти сведения в самых лестных выражениях.

За доставление хороших ремонтов Панютин был переведен в лейб-гвардии Гусар­ский полк и произведен в ротмистры в 1925 году.

В этом же году случилось событие, потрясшее его вернопод­данническую душу: в Таганроге скончался император Александр I. Узнав о его кончине, Василий Константинович открыл подписку (благотворительную) на устройство в Ромнах больницы для бед­ных имени почившего государя.

Это предложение было принято с великим участием, и в последующем эта больница принимала неимущих на лечение бесплатно.

Еще после военной кровопролитной кампании 1812 года Алек­сандр I сделал все возможное, чтобы облегчить участь ветеранов, инвалидов, простых солдат и нижних чинов.

Зная об этом и при­нимая близко к сердцу крайнюю бедность отставных солдат, Па­нютин в каждом случае ходатайствовал за них — но безуспешно.

Это побудило его, наконец, написать императору Николаю I о том, что распоряжения брата, императора Александра I, в отношении верных слуг его не исполняются, «многие из них блуждают без пристанища, с поникшей главой и угнетенным сердцем, и иссохшими руками испрашивают себе подаяние».

Вследствие этого письма Панютин неоднократно подвергался допросам со сто­роны своего начальника, генерала. Результатом усилий ротмистра стал указ об отставных солдатах, помещенный в Своде Законов.

Неравнодушие Панютина к чужой беде было замечено, и в 1826 году он был сделан членом Херсонского губернского попечи­тельного о тюрьмах комитета, что доставило ему возможность по­могать бедным и страждущим.

Он часто посещает тюрьмы и, видя в среде преступников детей, испрашивает разрешения начальства определять таковых бедных детей в кантонистские батальоны и эскадроны на государственное содержание.

Здесь мы касаемся только общественной деятельности В. К. Панютина, но он делал и успешную военную карьеру: за отличное исполнение ремонта для прусского кирасирского Его Величества полка, с большим сбережением, он получил монаршую награду — бриллиантовый перстень.

В 1827 году был произведен в полковники и участвовал в русско-турецкой кампании, в 1831-м — назначается командиром Белгородского уланского полка, в 1835-м произведен в генерал-майоры и на­значен сначала командиром 1-й бригады 2-й уланской дивизии, а в 1836-м — начальником 1,2, 3 и 4-го кавалерийских округов Новороссийских военных поселений.

На протяжении военной службы был награжден орденами Святой Анны 2-й степени, Святого Владимира 3-й степени, Святого Георгия 4-й степени.

Принадлежность к военной верхушке не изменила характе­ра Василия Константиновича Панютина.

Награды за отличную службу он получал, но сам не владел большими средствами, бо­гатство заключалось в его натуре: он умел возбудить в окружаю­щих сострадание и своим заслуженным именем склонить к делам милосердия.

Так, по его предложению в Новогеоргиевке Херсон­ской губернии была устроена больница для бедных по подписке, доставившей 20 тысяч рублей.

В другой раз в городской ратуше он однажды увидел закованных мещан, назначенных за неплатеж по­датей к высылке в отдаленные места. Немедленно и по-военному сориентировавшись, Панютин подал просьбу о том, чтобы таких лиц не высылали, а отдавали в поселенный полк, находившийся вблизи.

Эта просьба была уважена. А сколько других оставшихся в неизвестности случаев помощи ближнему совершил на протя­жении жизни Василий Константинович Панютин!

Известен еще один трогательный факт участия генерал-май­ора в судьбе ребенка. Встретив однажды на большой дороге пас­шего свиней мальчика, он поинтересовался его именем — бедный пастушок оказался сыном дворянина.

Панютин исходатайствовал исполнение указа от 8 марта 1828 года об определении детей бед­ных дворян в канонистские заведения, из которых они могли по­ступать на службу офицерами.

Слава о целебных водах Славянска шла далеко за пределами Харьковской губернии, и, приехав сюда на лечение, генерал-май­ор увидел жалкое состояние этих вод. Именно Василию Конс­тантиновичу Панютину предстояло инициировать своим именем благотворительную подписку на строительство больницы для бедных на будущем курорте.

Первые полученные по подписке деньги расходовались на устройство помещения для неимущих больных и их содержания.

Панютин и дальше не оставлял попе­чения о лечебнице, и в 1843 году хлопотал об учреждении насто­ящей больницы при Репном озере. Через год, в 1844 году, была открыта больница на тридцать кроватей — в доме, пожертвован­ном местным помещиком Карповым.

Эта больница со временем стала увеличиваться, учреждалось более правильное использо­вание целебных свойств озера — так и было положено начало здравнице Донбасса.

Но не только благотворительная деятельность связывала заслуженного генерала со Славянском, заштатным городом Изюмского уезда — существовала еще и связь молитвенная, ду­ховная.

Приезжая на воды с 1840 года, Василий Константино­вич посещал литургии в Свято-Воскресенском храме, где в ночь с 4 на 5 января 1826 года покоилось тело его благодетеля, го­сударя Александра Благословенного, при следовании из Таган­рога в Санкт-Петербург.

На почетном месте с правой стороны здесь хранился стол, на котором стоял гроб императора, и у это­го стола часто служились панихиды об усопшем царе.

Несом­ненно, этот факт был дорог благодарной памяти генерал-майора Панютина, который в бытность ротмистром лейб-гвардии Гусар­ского полка в январе 1826 года стоял в почетном траурном кара­уле у гроба государя в Царском Селе.

Тогда, в память этой по­следней службы почившему императору, он получил большую серебряную медаль с изображением царственного профиля и надписями: на одной стороне — «Александр I Благословенный скончался в Таганроге 19 ноября 1825 года», и на другой — «Наш ангел в небесах».

Эскиз медали в память Александра

Эскиз медали в память Александра

В очередной раз пребывая на водах, во время панихиды по усопшем царе в Свято-Воскресенской церкви Василий Констан­тинович Панютин подарил храму дорогую его сердцу реликвию, о чем свидетельствовала запись 13 июля 1849 года.

Панихиду в этот день в Свято-Воскресенском храме совершал епископ Харьков­ский и Ахтырский преосвященный Филарет.

Серебряная медаль с портретом императора была привешена к столу с правой стороны и сохранялась до разорения храма.

 

Почил сей славный и великодушный воин-христианин в 1855 году, оставив после себя благодарную память не только в Воскре­сенском храме, но и у всех приезжавших на целебные воды.

Освящение куличей в санатории «Славянский»

Освящение куличей в санатории «Славянский»

В течение последних десяти лет на современном Славянском курорте обсуждался вопрос обустройства молебной комнаты с духовной библиотекой или небольшой часовни.

Это было выз­вано желанием находящихся на излечении людей, особенно нуждающихся в Божественной помощи спинальных больных, помолиться о здравии, иметь возможность прочесть акафист, по­читать духовную литературу.

В 2010 году, отыскивая исторические корни духовно-просветительской деятельности Свято-Воскре­сенского храма на Славянском курорте, удалось установить, что на его территории стояла часовня в честь великомученика Пан­телеимона.

На эти поиски натолкнул рассказ прихожанки, участвовав­шей в 1960-1970-е годы в ремонте одного помещения.

9 августа — день памяти великомученика и целителя Пантелеимона — всегда особо почитался в Воскресенском храме: ведь город курортный и в него съезжается на соленые озера и целебные грязи множество людей, жаждущих исцеления.

В этот день рассказчице предстоя­ло поработать в каменном здании недалеко от входа на террито­рию курорта.

В послевоенные годы здесь были последовательно мастерские по ремонту сельхозинвентаря, книжный, продукто­вый, цветочный магазины, отдел милиции, ДНД…

Прихожанке и ее напарнице было поручено произвести ма­лярные работы, но подруга в этот день заболела и пришлось самой поставить лестницу и залезть под потолок. Неожиданно лестница пошатнулась и начала падать.

Женщина взмолилась Богу и ве­ликомученику Пантелеймону и почувствовала, что, как осенний листок, тихо и плавно опускается на пол.

Благодаря Господа и ве­ликомученика Пантелеймона, ошеломленная, она поднялась на ноги: ни царапины, ни ушиба — только легкий испуг и ощущение страха и радости от совершившегося чуда.

По поводу истории загадочного каменного строения мы обра­тились к заместителю главного врача по технической части сана­тория Николаю Максимовичу Медведеву.

Н. М. Медведев

Н. М. Медведев

Приведем его рассказ, явившийся своеобразным открытием и очередной главой в исто­рии Славянского курорта и Свято-Воскресенского храма.

«Когда в 1999-2000 годах осуществлялась перестройка этого здания под бювет минеральных вод, был заказан пакет документации для реконструкции. Как правило, к документам прилагается история строения — так было и в этот раз.

В до­кументе говорилось, что здание построено в 1903-1904 годах как часовня в честь великомученика и целителя Пантелеймона; в советские годы оно использовалось под магазины и мастер­ские».

Действительно, когда бригада производила реставрацию крыши, сам Николай Максимович обследовал ее и обнаружил опору в форме квадрата, идущего вверх наподобие колодца, размером 3×3 м — очевидно, на ней был ранее возведен купол.

После очистки помещения от перегородок и старой штукатурки стало четко видно, где находились колонны часовни: что изна­чально здание было правильной и законченной формы.

Часовня-бювет

Часовня-бювет

Нико­лай Максимович, общаясь со старожилом курорта Василием Юхимовичем Манько, выяснил, что это действительно была часовня, в которую приходили священники из Воскресенской церкви и служили там молебны.

Здание необычное: лечебный комплекс, в основном, сделан как летний, а эта постройка — каменная. В тот же год рядом с часовней была сооружена ко­тельная, на кирпичной стене которой долго сохранялась дата постройки «1904».

Документы о строении были переданы в архив РСУ и Терсовет.

В 2000 году здание реставрировали и открыли в нем бювет лечебных минеральных вод, который был освящен настоятелем Свято-Воскресенского храма протоиереем Виталием.

В настоящее время генеральным директором Славянского курорта В. В. Яковленко одобрено и выделено место под строи­тельство храма в честь преподобного Пимена Многоболезненно­го, святые и целебные мощи которого находятся в пещерах Кие­во-Печерской Лавры.

Молебная комната была открыта в 2004 году, но не на курор­те, а в областной психиатрической больнице в поселке Семеновка стараниями заведующего мужским отделением Анатолия Павло­вича Безуглого и старшей медсестры Нины Дмитриевны Рыбалко.

С благословения благочинного Славянского округа отца Николая Фоменко подготовили и освятили помещение для исполнения треб.

Все последующие годы Свято-Воскресенский храм опекает отделе­ние: регулярно служатся молебны, больные по желанию исповеду­ются, причащаются.

Особым чином здесь празднуются праздники Рождества Христова, Крещения, Пасхи, Преображения Господня.

 Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(требуется)

(требуется)

© 2016