Раб Божий Тимофей (слева)

Чти отца твоего и матерь твою — да долголетен будеши на земли…

Исход

Род Тимофея Аристарховича Боженко, или, как ласково на­зывали его прихожане, дедушки Тимоши, происходил из села Лебедина, из русской глубинки.

Когда в XVIII веке начались при­теснения крестьян (ужесточение крепостного права), его праба­бушка, вдова с двумя детьми, бежала в одно из поселений Сло­бодской Украины — Высоко-Ивановку (за Семеновкой).

Тимофей Аристархович родился 5 января 1905 года. Придя в совершеннолетие в советские годы, в армию не был призван по бо­лезни.

Очевидно, от благочестивых предков унаследовал Тимофей склонность к духовной жизни, религиозность, смиренный харак­тер.

Безотказность его простиралась даже на тех, кто, как заведо­мо он знал, эксплуатировал его: приходилось одному разгружать целые вагоны, в то время как обычно это делали 5—6 человек.

Про­живала семья в поселке Восточном, на улице Придонецкой, дом № 17.

Известно, что Тимофей жил с младшим братом и дедушкой, помогая семье на протяжении всей жизни: на свои сбережения ку­пил корову, помогал по хозяйству, и даже дети младшего брата, пока тот не вернулся с войны, называли его отцом.

Не только деятельной помощью, но и молитвенностью отличал­ся Тимофей в годы гонений за веру.

Родственники рассказывали, что заказывали ему читать Псалтирь за своих близких, но Тимоша молился и за малознакомых людей, за спасение их душ.

Книга по­миновений о живых и усопших была у него большая, когда же в старости ослеп — поминал всех по памяти.

Эти свойства характера, склонность к самопожертвованию и всегдашняя готовность прийти на помощь, привели к тому, что Тимофей слыл первым помощником не только на поселке Вос­точном, но и во всем городе.

Зная это, все относились к нему с большим уважением и любили, а многим он был как отец и, когда видел нуждающихся в какой-либо помощи, старался поддержать.

Известно, что на саночках с поселка Восточного возил он уголь больным престарелым монахиням на другой конец города, но са­мый главный его труд состоял в том, что он был незаменимым по­мощником и прихожанином Свято-Воскресенского храма.

Самым активным образом, вместе с Яковом Дмитриевичем Демьяненко, ставшим впоследствии первым старостой храма, он участвовал в открытии и восстановлении храма в 1942 году.

Требовалось на­ладить отопление, чтобы совершать службы, — но где взять для этого материалы во время оккупации? Тимоша ходил с тачкой по всему Славянску: собирал, где возможно, трубы, старые батареи, подходящие к делу металлоконструкции…

Пока не восстановили отопление, Тимофей с непокрытой головой прислуживал в храме, помогая священнику, и сильно застудил голову.

Может быть, по этой причине уже к сорока годам он часто болел и вышел на ин­валидность. Невзирая на слабое здоровье, подвижник жил наполненно, радостно и любил приговаривать в преклонные годы: «От­чего я так долго живу? — Оттого, что исполнял заповедь Божию “Чти отца и матерь твою”».

Тимофей Аристархович носил бороду — внешне это придава­ло ему строгость. Выглядел всегда опрятно: начищенные сапоги, одежда бедная, но аккуратная.

Из небольших средств, которыми располагал, он постоянно жертвовал на монастыри — сохрани­лись листки с благословениями, которые высылались настоятеля­ми в благодарность жертвователю.

Дедушка Тимофей неравнодушен был к судьбам людским и мно­гих привел в храм.

У него была удивительная память: наизусть знал многие тексты из Священного Писания; на старинных фотографиях мог назвать безошибочно священнослужителей и прихожан всех, кого знал, — он помнил.

В годы, когда не достать было духовную литературу, дедушка Тимоша рассказывал приходящим в храм со­держание Библии, был настоящим исповедником веры.

О грядущих временах он говорил так: «Много храмов откроется, и времена бу­дут тесные для человека. Трудно станет обеспечивать свою жизнь, продукты будут дорожать, топливо — много людей придет в храмы, но истинно верующих среди них будут единицы…»

Долгое время подвижник думал о монашестве, но постоянное по­печение о ближних, о всех, терпящих невзгоды, привело к тому, что к шестидесяти годам дедушка Тимофей так и не попал в монастырь и не завел собственной семьи.

Но в браке он все-таки побывал. Поучи­тельная и редкая история этого союза дошла до наших дней.

Часто у дедушки Тимофея на Восточном поселке собирались дома люди и читали Псалтирь. Жажда духовная была большая, но не всегда можно было прийти в храм помолиться.

Прочитывали часы и отрывки из Богослужений, разрешенных для чтения ми­рянам.

По промыслу Божию произошла встреча с рабой Божией Валентиной, всю войну проработавшей в госпитале медсестрой. Муж у нее умер, и она не могла найти покоя своей мятущейся душе.

От храма женщина была далека, и Тимофей Аристархович стал молиться за нее, звать в храм, но, как рассказывала сама Ва­лентина, какой-то страх не пускал ее.

Поначалу она «бегала» от де­душки Тимофея, но потом начала ходить вместе с ним в храм, так и воцерковилась. Стала Валентина по совету дедушки катать свечи: делала это безвозмездно, просила только воск, который ей давали в храме.

Так же, во славу Божию, вдвоем с Тимофеем Аристархо­вичем творили они дела милосердия: пекли пироги и корзинами относили их болящим в психиатрическую Семеновскую больни­цу.

Валентина начала помогать в хозяйстве одинокому челове­ку, и вскоре Тимофей Аристархович, чтобы не искушать людей и предупредить слухи, предложил ей заключить брачный союз. В 1970-е годы прямо на дому отец Иоанн их повенчал.

Православ­ный христианин знает, что многие грехи омываются в Таинстве венчания, и этот поступок Тимофея стал очередным проявлением милосердия и любви к ближнему.

Брак этот был духовным сою­зом. Благочестивая семья продолжала помогать всем, кто нуждал­ся в помощи, не только делом, но и молитвой.

Если им удавалось сэкономить какие-то деньги, то они жертвовали таковые на обнов­ление иконостаса Свято-Воскресенского храма.

В последние двенадцать лет Тимофей Аристархович совсем перестал видеть, однако без работы не мог — все приговари­вал: «Труд всегда нам идет на пользу». Попросил сделать ему деревянные козелки, положить бревна на них и наточить пилу — и пошла работа!

Через определенное время дрова были напилены: «Нечего бездельничать!»

Хоть и стал слепым дедушка Тимофей, но просил водить его в храм. Тяжело было добираться с Восточного поселка — автобусы не ходили.

Знакомые пожилые прихожанки брали его под руки и вели пешком. Однажды в пути дедушка Тимофей познакомился с человеком, который и досмотрел его до смерти: последние годы возили Тимофея Аристарховича в храм на легковой машине.

После долгих земных трудов, прожив жизнь не для себя, но ради ближнего, преставился раб Божий Тимофей в возрасте девя­носта шести лет 18 декабря 2001 года.

Раба Божия Валентина

 Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(требуется)

(требуется)

© 2016