Авксентий Васильевич Шнурков

Да ведают потомки православных
земли родной минувшую судьбу,
своих царей великих поминают
за их труды, за славу, за добро —
а за грехи, за темные деянья
Спасителя смиренно умоляют.

А. С. Пушкин

История Свято-Воскресенского храма конца XIX — начала XX века неразрывно связана с человеком, имя которого всегда будет на­поминать жителям о процветании храма и подъеме благотворитель­ной деятельности в городе.

Известным меценатом и благоустроите­лем храмов, попечителем и строителем больниц, гимназий и других светских заведений, помощником нуждающихся являлся почетный потомственный гражданин города, староста Свято-Воскресенско­го храма Авксентий Васильевич Шнурков.

К великому сожалению, вихрь революционных смут и потрясений унес с собой почти все исторические свидетельства, кроме воспоминаний старожилов и многочисленных построек общественного значения, сохранившихся до наших дней.

Ими являются: здание школы № 5 (бывшее коммер­ческое училище), здание хирургического отделения ЦГБ (бывшая городская больница), инфекционная больница, сооруженная в годы Русско-Японской войны.

Они и поныне служат людям, как и многие другие здания, построенные купцом I гильдии Авксентием Шнурковым.

В книге приводятся сведения, сохраненные со слов современ­ников семьи Шнурковых, переданные от дедов к внукам, бережно со­бранные Славянским краеведческим музеем, а также авторами книг о городе Славянске Г. Г. Пушкаревым и А. И. Абрамовым.

Общие сведения об Авксентии Васильевиче Шнуркове отры­вочны: первый благотворитель, самый богатый в городе человек, «миллионщик».

Отец Шнуркова, Василий Максимович (1784— 1862 гг.), имел четверых детей: Иону (ум. в 1882 г.), Прасковью (ум. в 1887 г.), Ивана (ум. в 1895 г.) и Авксентия (умер предполо­жительно в 1910 г.).

По словам кассира Горбанка, донесенным до нас краеведом Д. И. Абрамовым, на счету Авксентия было 2 млн. рублей.

Если верить легенде, он получил наследство от дяди, поставщика ко­ней Императорскому дому; по данным же историка и краеведа Н. С. Сендецкого — от дяди, управляющего одним из Елисеев­ских магазинов.

Помимо благотворительной деятельности Авксентий Шнур­ков имел прямое отношение к следующему обстоятельству, бла­годаря которому Славянск того времени становится центром просвещения на много верст вокруг.

Дело в том, что, будучи сам малограмотным, из крестьян, Авксентий Шнурков на свои сред­ства содержал прогимназию и Училище для подготовки сель­ских учителей и псаломщиков (СШ № 2), два приюта и школу для детей-сирот, «Зеленую» гимназию Тихоновой, Коммерческое училище Рудской (СШ № 5), «Синюю» гимназию Янковской (в 1940-е годы — Учительский институт), построил Реальное учи­лище, субсидировал благоустройство Соборной площади и при­легающих к ней центральных улиц.

Кроме вышеперечисленного, меценат осуществил инициативу строительства Дворянского (купеческого) собрания (ДК им. Ленина), во все последующие годы являющегося площадкой для выступления театральных, и других коллективов, а также местом работы различных круж­ков и секций.

Огромное значение для города и его окрестностей имело строительство А. В. Шнурковым такого сооружения, как Городская больница на 60 мест (хирургическое отделение ЦГБ). Она стала площадкой для дальнейшего развития в Славянске сети медицинского обслуживания.

Этот впечатляющий список прямо указывает на огромные заслуги попечителя в просветительской деятельности.

Славянск становится известным своими образовательными учреждениями: окрестные помещики и мещане, а также крестьяне ближних сел и рабочие заводов и мануфактур устраивают на обучение своих детей в эти учебные заведения.

Именем Шнуркова были названы улица и железнодорожная остановка. Городская Дума присвоила ему звание Почетного гражда­нина города.

В повседневной жизни меценат был непритязателен, в общении с людьми — отзывчив и сострадателен к чужой беде. Одевался он без особенного изыска, слегка небрежно, любил носить шинель.

В разговоре с людьми, как с простыми, так и со светскими, Авксентий Васильевич был грубовато-фамильярен. По рассказам местных жителей, он был женат на женщине старше себя, которая славилась не красотой, а необыкновенной добротой и милосердием.

К несчастью супругов, у них не было детей, наследников огромного состояния. Жили они скромно не из экономии, а от простоты нрава: из прислу­ги имели одну кухарку.

История донесла ее отзыв о вкусах хозяев: готовить ей приходилось отнюдь не барскую пищу.

У большинства своих сограждан Шнурковы вызывали сим­патию и доброе к себе отношение, не кичились своим богатст­вом. Проживали они в типичном купеческом одноэтажном доме по улице Кузнечной, ныне Юных Коммунаров, в доме № 10.

Дом, в котором жил А. В. Шнурков

Дом, в котором жил А. В. Шнурков.

Дома усадьбы Шнуркова, в которых были мастерские, благотворительные и учебные заведения.

Дома усадьбы Шнуркова, в которых были мастерские, благотворительные и учебные заведения.

На этой улице (бывшей Шнурковской) до сих пор стоит дом, построенный Авксентием Шнурковым для учителей (скорее всего, Женского епархиального училиша).

Еще долго сохра­нялся на территории усадьбы Шнуркова дом священника, дере­вянный, с резьбой. Он был построен благотворителем и снесен намного позже, в 1970-е годы.

Местные жители рассказывали о многочисленных посетителях четы Шнурковых на Рождество и Пасху: для бедных устраивались сытные обеды, раздавалась милостыня и подарки, которые были заранее приготовлены в холщовых мешочках.

По рассказам одного из старожилов города, Сергея Лукича (фамилия не сохранилась), работавшего много лет швейцаром в спинальном отделении санатория «Славянский», в доме у Шнур­ковых всегда были посетители, но особенно в этом отношении выделялись церковные праздники: Рождество, Крещение, Пасха.

Будучи ребенком, он с другими ребятишками бегал к усадьбе Шнурковых: было интересно, что же там происходит за забором и, заглядывая в щелочки ворот (забор был толстый, кирпичный,) они наблюдали, как летом на улице, а зимой в помещении накрывались длинные столы с угощением для разного люда.

На столах также были приготовлены мешочки с гостинцами или едой для паломников, отправлявшихся в дорогу.

Каждое воскресенье и в церковные праздники А. В. Шнурков выезжал на коляске, запряженной парой красивых лошадей. Он садился с женой в коляску и ехал в Воскресенский храм, несмотря на то, что до церкви было недалеко.

Когда он подъезжал к храму, там его уже ждали просители милостыни. По словам го­рожан, Шнурков очень любил ее раздавать. Поэтому народу со­биралось немало, и все выстраивались по обе стороны дороги.

В православной традиции раздавать милостыню всегда было почет­но: в ответ на просьбу подать ради Христа дающий сопровождал подаяние словами: «Ради Христа — прими». Особенно ценной и благотворной для самого дающего считалась милостыня за умер­ших сродников…

Авксентий Васильевич Шнурков до самой своей кончины оставался старостой Свято-Воскресенского храма, и там его очень почитали.

Хор Свято-Воскресенского храма. Фото 1914 г.

Хор Свято-Воскресенского храма. Фото 1914 г.

Ученицы и педагоги гимназии госпожи Янковской

Ученицы и педагоги гимназии госпожи Янковской.

Из воспоминаний старожила Славянска, Владимира Нико­лаевича Новака, стало возможным установить расположение и площадь имения А. В. Шнуркова. Оно было достаточно обшир­ным и сейчас разрезано Первомайским переулком.

По одну его сторону построили школу (сейчас там наркологический диспан­сер), и осталось от владения три дома и фрагменты «шнурковского» забора. Имение заканчивалось угловым забором и домом, сохранившимся и поныне.

В среде местных жителей, подтвердил Борис Владимирович, сын В. Н. Новака, бытует предание, что именно в этом доме жил Шнурков.

Говорят, что раньше дом был с колоннами, резным кирпичом и парадным крыльцом, с аркой. В 1930-1950-е годы все было снесено. Остался только корпус стро­ения, перепланированный в обычный дом.

Все постройки во дворе в бытность Шнуркова были использованы по их назначению — для благотворительных целей: учебные классы, мастерские, дома для прислуги…

Концерт

Один дом был построен для священника, и, как говорят жители, он был неболь­шой, однако красивый, деревянный и резной.

Снесли его в 1970 — 1980-е годы.о сведениям кра­еведческого музея (старший научный со­трудник А. В. Шамрай), Шнурковы сохраняли и наследовали звание Потомственный почет­ный гражданин от сво­их предков.

Это звание присваивалось Импера­тором под Его личной подписью и утвержда­лось Департаментом геральдики.

Как видно из сохранившихся исто­рических свидетельств и фактов, Шнурковы достойно несли это от­ветственное и почетное звание.

Год рождения Авксентия Васильевича Шнуркова не установ­лен, как и точная дата смерти, но известно, что умер он до октябрьского переворота.

Захоронен А. В. Шнурков на старом центральном городском кладбище. Надгробие в семейном склепе Шнурковых не сохранилось.

Старожилы свидетельствуют, что в 1970-е годы склеп еще существовал, но в полуразрушенном состоянии.

Однако после многих лет пренебрежительной по от­ношению к истории города политики местных властей кладбище превратилось в заброшенное место.

Могилы горожан, у которых еще оставались родственники, были перенесены на кладбище в поселке Северном.

Остальные были заброшены или разграблены. Так случилось и со склепом семейства Шнурковых. Он подвергся вандализму, и на его месте зияла яма.

Единственное, что осталось от семейного захоронения благотворителя города, — надгробные плиты семейства Шнурковых.

Сохранившийся фрагмент из семейного склепа Шнурковых

Сохранившийся фрагмент из семейного склепа Шнурковых.

Комментарии к фотографиям

Авторы книги располагают двумя фотографиями, которые могут прямо или косвенно относиться к Авксентию Шнуркову: первая — архивная, вторая — церковная (общее фото на папер­ти Свято-Воскресенского храма).

Не сходятся только даты: 1904 и 1914 год. Если предположить, что умер Авксентий Васильевич в 1910-1912 годах, то на общей фотографии его быть не может.

Однако, если учесть факт, что не осталось свидетелей, которые могли бы уточнить даты, имена лиц, должности (все предположи­тельно), можно только визуально сравнить изображение на фотог­рафии в молодые годы (без бороды) с общей фотографией, и попы­таться определить старосту храма по внешнему сходству.

На это нас наталкивает воспоминание, переданное внуч­кой крестника Авксентия Васильевича Шнуркова, что перед смертью Шнурков носил бороду и усы. Крестили ее дедушку 10 ноября 1910 года в Троицком соборе на площади, крестной была лавочница Говоруха.

Священнослужители и притч Свято-Воскресенского храма. 1914 г.

Священнослужители и притч Свято-Воскресенского храма. 1914 г.

Священнослужители и притч Свято-Воскресенского храма. 1914 г.

По словам дедушки, Михаила Тимофеивича Солодовникова, и из переписки с уроженцами Славянска, эмигрировавшими в Германию после ре­волюции, точная дата смерти Шнуркова может быть установлена в Архиве ГПУ, хранящемся либо в Донецке, либо в Славянске.

Дедушка всегда к случаю вспоми­нал, что купцы, в том числе и Шнурков, не соревновались в богатстве одежды, а вот о благосостоянии города заботились. В одежде больше ценились не броскость, а качество.

На общей фотографии мы видим одну личность, стоящую в центре. На первый взгляд — человек непростой, так как на­ходится в центре, рядом со священниками.

По свидетельству научного сотрудника краеведческого музея А. В. Шамрая, для состоятельных людей тех лет модно было носить полушинели и сапоги. Одежда именитого человека на фото похожа на шинель.

Вторая фотография попала в город из Харьковского Госу­дарственного архива шесть лет назад таким оригинальным пу­тем. Преподаватель СКНАУ — Наталья Михайловна Человян — изучала архивные материалы по дореволюционному гимназическому образованию.

Ее интересовал материал по гимназии Ольги Янков­ской города Славянска: особенности преподавания и воспитания учащихся XIX — начала XX вв.

В одной из папок нашлась фотог­рафия, сильно потрепанная, с довольно стершимся изображением. Однако на ее тыльной стороне была четкая надпись: «Арсентий Шнурков, меценат г. Славянска. 1903-1904 гг.». Фотография была скопирована Натальей Михайловной.

Авксентий Васильевич ШнурковО чем может нам расска­зать эта фотография? Первое — о том, что Арсентий (Авксентий) Шнурков был известным благотворителем учебных заведений горо­да Славянска, от строительства до их содержания.

Поэтому нахо­ждение фотографии Шнуркова в папках Государственного архива по образованию не удивительно.

Второе — что у молодого Шнурко­ва была форма, сохранившаяся, возможно, со службы в армии или, предположительно, в почтовом ведомстве. Во всяком случае, в вы­ражении лица и осанке присутствуют выправка и молодцеватость.

Рискнем высказать предположение, что такая значительная по масштабу благотворительной деятельности личность — Авксентий Васильевич Шнурков — с течением времени еще раскроется для своих соотечественников…

 Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(требуется)

(требуется)

© 2016