Открытие Святогорской обители в 1844 годуАвтор статьи — учащийся КДАиС, чтец Виктор Чугаев.

Церковная секуляризация времен императрицы Екатерины II задела практически все монастыри Российской империи.

Эта же печальная участь постигла и Святогорскую Успенскую мужскую пустынь.

Монастырь был закрыт в 1788 году, но память о нем сохранялась, и богомольцы съезжались в обитель, не смотря на ее закрытие.[1]

Существует предание, что первый прецедент к открытию монастыря был в 1835, или начале 1836 года. Тогда монахи упраздненного Покровского монастыря бывшей Сечи Запорожской ходили в Синод с прошением о восстановлении Святогорской обители и определением их в число братии новой обители.

Но Святейший Синод отказал им ссылаясь на нежелание крестьян окрестных сел, чтобы обитель была открыта, так как они были приписаны к Успенской церкви, а причислять себя к другим приходам не могли без согласия княгини Юсуповой, помещицы этих мест.Дело не было пущено в ход и осталось без дальнейшего производства.[2]

Семейство Потемкиных, с которыми связано повторное открытие монастыря, приобрело имение на берегу реки Донец между 1815 и 1841 годами.[3] Это, по сути, и стало одной из основных отправных точек в деле повторного открытия Святогорской Успенской обители.

Владельцем имения на берегу реки Донец был Александр Михайлович Потемкин, от матери княгини Юсуповой, бывшей в первом замужестве за  Потемкиным, он получил имение в Курской губернии, которое, по настоянию жены Татьяны Борисовны, хотел поменять на Святогорское имение, доставшееся в наследство лютеранам Энгельгардтам.

Энгельгардт отказал, но вскоре умер, и Потемкин обменял свое курское наследство на Святогорье, которое досталось его брату по матери князю Юсупову. [4]

В 1842 году Потемкин, с согласия епископа Иннокентия (Борисова), управлявшего тогда Харьковской епархией, подал прошение в Синод с просьбой о восстановление Святогорской обители, предлагая для нее от себя 70 десятин земли и 10 тыс. рублей серебром.

Синод поддержал прошение Потемкиных, и в 1844 году Святогорская обитель была открыта по указу императора Николая I, о чем был издан указ 15 января.[5]

Для открывшейся обители был взят устав Глинской пустыни Курской епархии. Наместник и двенадцать человек  братии также взяты оттуда.

Еще в 1842 году Татьяна Борисовна Потемкина была в Глинской пустыне и пребывание в ней произвели на нее самые благоприятные впечатления. Еще тогда она пожелала, чтобы и в Святогорье все проходило по такому-же укладу монашеского жития.[6]

Наместником вновь открывшегося монастыря был избран казначей Глинской пустыни иеромонах Арсений, по прошению тех же Потемкиных.[7]

В начале Потемкины хотели открыть в Святогорске женский монастырь, но переубедил их отец Арсений. В 1842 году иеромонах Арсений был в Петербурге по делам монастырским, там он познакомился с Татьяной Борисовной, произвел на нее приятное впечатление, та представила его своему мужу.

В беседе с ними он переубедил семью Потемкиных в необходимости  открывать на берегу Донца женскую обитель.

Мотивировал он это теми обстоятельствами, что места те были пустынные и лесистые и это будет не подходящее место для трудов женских, и, кроме того, так как прежде здесь был монастырь мужской, то не допустимо и не прилично костям женским ложиться поверх костей мужских монашеских.[8]

Слова иеромонаха Арсения благотворно подействовали на Потемкиных и они предложили ему стать наместником Святогорской обители, на что он охотно согласился.[9]

В январе 1844 года отец Арсений был командирован в Петербург к епископу Курскому Илиодору, присутствовавшему тогда в Святейшем Синоде, и тогда-же утвержден на место настоятеля вновь открывающегося Святогорского Свято-Успенского монастыря.[10]

«Доклад Святейшего Синода о восстановлении Святогорского монастыря в Харьковской Епархиикроме даты 15 января 1844 года имел порядковую нумерацию № 10 и собственноручную резолюциюимператора Николая I «Согласен»[11]

Вместе с отцом Арсением, на добровольных началах, из Глинской пустыни были переведены в ново открывающуюся обитель еще двенадцать человек, а именно: иеромонахи Феодосий и Анатолий, иеродиакон Дамаскин, рясофорные послушники Григорий Клица, Косма и Стефан ( впоследствии архимандрит Герман, иеромонахи Киприан и Серапион), а также монах Иоанникий, позже принявший великую схиму и подвизавшийся в затворе в меловой скале.

Также игумен Арсений забрал с собой послушника Василия, бывшего его келейником. Тогда, будущий архимандрит Вениамин, собирался ехать в Иерусалим, но его наставник переубедил, сказав ему: «Иерусалим от тебя не уйдет».

Иерусалим действительно не ушел от него, скончался он будучи настоятелем Воскресенского, Ново-Иерусалимского монастыря в 1890 году, до этого потрудившись в сане иеромонаха будучи казначеем Святогорской обители.[12]

8 апреля 1844 года братия простилась с Глинской пустыней и выехала в Святогорск, через два дня, 10 апреля, поехал и отец Арсений. По дороге он заехал в Харьков, где служил с преосвященным Иннокентием (Борисовым). На службе присутствовала и братия возобновляемой обители.

После службы, преосвященный святитель благословил монахов с игуменом Крестом с Распятием и мощами на предлежащий подвиг  в восстановлении обители.[13]

21 апреля братия прибыла в Святогорье. Рано утром они отслужили акафист свт. Николаю, после чего крестным ходом спустились со скалы к соборному храму, где их встретили двое приходских священников и диакон, служившие здесь при церкви, была отслужена Литургия, и начались труды по восстановлению обители.

Был введен устав Глинской пустыни, следует заметить, что следующие за отцом Арсением настоятели обители, тоже были выходцы из Глинской обители.

Предстояли огромные труды по восстановлению обители, но духовный подъем братии и былая слава обители, собиравшая огромное количество народа в виде паломников и богомольцев, помогали как духовному, так и материальному росту обители.

Об этом свидетельствует то, что уже в 1845 году были построены два деревянных и один каменный корпуса, для келий и хозяйственных нужд, а в 1849 был построен теплый Покровский храм.[14]

13 августа 1844 года  в Святогорск прибыл преосвященный епископ Иннокентий (Борисов), для торжественного открытия монастыря.[15] Была отслужена литургия. На торжественное открытие обители прибыло столько людей, что они заняли  не только храм и монастырский двор, но и окрестности.

После Литургии был осуществлен крестный ход из близлежащего села Богородичное.

С великим торжеством обновляемый монастырь встречал икону Успения Богородицы с мощами преподобных угодников Киево-Печерских, которые были присланы возрождающейся обители митрополитом Киевским Филаретом (Амфитеатровым) на благословение предстоящих трудов.[16]

На протяжении всех пяти километров следования крестного хода со святынями оба берега реки Донец были усыпаны молящимися. Проходил он по правому берегу реки чему благоприятствовала дорога под сенью векового леса, и уже возле обители перешли реку по мосту.

Преосвященный святитель, упредив шествие крестного хода, вышел ему на встречу в сопровождении игумена Арсения и братии.[17]

«Здесь он произнес прочувствованную речь, начав ее следующими словами: „Откуда нам  сие, да прииде Мати Господа нашего к нам?» Когда в своей речи преосвященный Иннокентий обратился к братии, сказав им: „Братия, зде теперь вселяющиеся, падите предсимъ ликом Матери всех скорбящих и передайте Ей навсегда души и сердца ваши!» — братия упала ниц.»[18]

Здесь же присутствовала и Татьяна Борисовна Потемкина. Литургию в день Успения хор пел Киево-Печерским напевом.

Возглавлял праздничное богослужение святитель Иннокентий. Наплыв богомольцев был столь велик, что малочисленная братия не успевала совершать молебствия, и в этом им помогали священники из близлежащих сел.[19]

Предстояли еще огромные труды по восстановлению обители, но, и былая слава, и подвиг новых насельников прославляли ее своими трудами.

В период до закрытия монастыря Советской властью обитель разрослась: были построены новые храмы, скиты и корпуса. Численность братии возрастала, поток паломников не прекращался. Обитель посещали знаменитости, в частности А. Чехов, В. Бунин, В. Немирович-Данченко.

Труды настоятеля вновь открывшейся обители заключались не только в стройке и устройстве монашеской жизни, но и в монашеском личном подвиге. За это и прославил его Господь в лике святых о чем и засвидетельствовала Церковь в 2008 году.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Дедов В. М. «Святі Гори.Ілюстрованаісторія». Донецк, 2013. С.468.
  2. Иоанн (Маслов), схиархим. Глинская пустынь. История обители и ее духовно-просветительная деятельность в XVI–ХХ веках. М., 1994 с.588.
  3. Кулжинский Г. Святогорская Успенская общежительная пустынь в Харьковской епархии. Одесса. 1896. С.176.
  4. Лифшиц Ю. А. Историческое обоснование проекта воссоздания усадьбы О. М. Потемкина в Святых Горах. // Проблеми збереження і використання культурної спадщини в Україні. Слов’янськ. 2005. С.340.
  5. Матвеенко М. прот. История Харьковской епархии (1850-1988). Харьков, 1999. С.228.
  6. Святогорский патерик – Т.1. – Жизнеописания подвижников Святогорской пустыни XVII-XX веков. Святогорск, 2008. С.446.

[1] Матвеенко М. прот. История Харьковской епархии (1850-1988). Харьков, 1999. С. 141.

[2]Кулжинский Г. Святогорская Успенская общежительная пустынь в Харьковской епархии. Одесса. 1896. С. 69-70.

[3] Лифшиц Ю. А. Историческое обоснование проекта воссоздания усадьбы О. М. Потемкина в Святых Горах. // Проблеми збереження і використання культурної спадщини в Україні. Слов’янськ. 2005. С. 231.

[4]Кулжинский Г. Указ. Соч. с. 78.

[5]Кулжинский Г. Указ соч. с.78-79.

[6] Иоанн (Маслов), схиархим. Глинская пустынь. История обители и ее духовно-просветительная

деятельность в XVI–ХХ веках. М., 1994 с. 214.

[7]Кулжинский Г. Указ. Соч. с.80.

[8]Святогорский патерик – Т.1. – Жизнеописания подвижников Святогорской пустыни XVII-XXвеков. Святогорск, 2008. С.75-76.

[9]Святогорский патерик – Т.1. – Жизнеописания подвижников Святогорской пустыни XVII-XX веков. Святогорск, 2008. С.76.

[10] Там же. С.78.

[11] Дедов В. М. «Святі Гори.Ілюстрованаісторія». Донецк, 2013. С.99.

[12]Святогорский патерик – Т.1. С.79.

[13]Кулжинский Г. Указ.соч.с.84.

[14]Святогорский патерик – Т.1. с.81, 87.

[15]Кулжинский Г. Указ.соч. с.86.

[16]Святогорский патерик – Т.1. с.82.

[17]Святогорский патерик – Т.1. с.82-83.

[18]Кулжинский Г. Указ.соч. с.87.

[19] Там же. С.87-88.

 Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(требуется)

(требуется)

   
© 2016